“Salus populi suprema lex est”
Международное общественное объединение

1872 - 2017

Russian Physical Society, International

Международное общественное объединение Русское Физическое Общество (сокращённо – РусФО, RusPhS) - добровольное объединение учёных, инженерно-технической интеллигенции, изобретателей, предпринимателей для совместной интеллектуальной и научно-практической деятельности в области естествознания, - науки о природе.
Научная цель: построение единой физической картины мира и поиск основной целевой функции человечества.

Гриневич Г.С. Тайнопись двакраты



ИЗ ИСТОРИИ ПРАСЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

ТАЙНОПИСЬ ДВАКРАТЫ
(Тайнопись князей Барятинских)

Гриневич Г. С.

I. Особое применение письма называется криптографией или тайнописью. Термин «тайнопись» понимается обыкновенно в самом широком смысле этого слова, то есть в смысле такого вида письма, который отклоняясь от общеупотребительного, имеет целью написанное слово или мысль, положенную на письмо, сделать недоступными для обыкновенного грамотного читателя или, по крайне мере, создать затруднение для прочтения и понимания написанного. В таком смысле тайнопись в русских письменных памятниках может считаться явлением довольно развитым и распространённым. Употребление тайнописи в русской письменности, судя по сохранившимся её памятникам, восходит к довольно раннему времени, к XIII, а по мнению некоторых исследователей - к XI-XII вв. [1]. Существует и множество систем русской тайнописи: от «простой» и «мудрой литореи» до тайнописи «в квадратах» Фёдора Курицина. Все эти системы и виды тайнописи подробно описаны в работе М. Н. Сперанского, [1]. При этом М. Н. Сперанский особо отмечает одну из криптограмм, сопровождая её словами: «Совершенно не поддаётся раскрытию на основании известных систем тайнопись, встретившаяся на листе при переплёте у задней доски его, рукоп. б. Уварова ? 285 (8°) XVII в.» (рис. 1).
 

Рис. 1. Тайнопись, встреченная на листе рукописи XVII в. из библиотеки Уварова (? 285) (по М. Н. Сперанскому)

«При взгляде на эту тайнопись можно сказать одно: она принадлежит к третьей из намеченных нами систем - условных алфавитов, но уже не в чистом виде; рядом с условными буквами-значками в ней встречаются и обычные буквы (ерь, кси, пси, и, ю). Сравнивая эти значки-буквы с другими, нам уже известными, мы найдём некоторое общее сходство лишь с немногими из них..., несколько большее сходство (четыре-пять знаков) заметим с сербской записью 1551 г.; это едва ли не простая случайность» [1].
Именно на эту криптограмму, в самом начале 70-х годов, обратил внимание молодой русский учёный Н. В. Энговатов. [2]. В его статье помимо результатов расшифровки криптограммы, подробно описан сам процесс расшифровки, что может составить интерес для начинающих дешифровщиков и просто читателей - любителей шарад и головоломок. Поэтому ниже, на нескольких страницах, в разделе II настоящей статьи, я привожу практически полностью статью Н. В. Энговатова «Тайнопись князей Барятинских и вопросы дешифровки древнерусских криптограмм».

*  *  *

II. «Дешифровку криптограммы необходимо начинать с анализа её шифра. Этот анализ сводится к установлению графических особенностей знаков тайнописи, то есть включает в себя также систематизацию криптографических средств. Какие-либо сопоставления знаков одной криптограммы со знаками других на раннем этапе дешифровки могут внести только путаницу.

Необходимость предварительной систематизации знаков криптограммы диктуется многими причинами. Не исключено, что один и тот же знак мог выступать в разных начертаниях, что могло быть связано со стремлением к нарочитому усложнению шифра. В этом шифре могло также существовать несколько различных по начертанию знаков для передачи одного и того же звукового значения (как это имеет место в общеславянских азбуках). Помимо этого, при беглости почерка, которым выполнена наша криптограмма, непроизвольно возникает вариант начертаний одного и того же знака. Для облегчения дальнейших рассуждений мы занумеровали знаки указанной криптограммы и будем теперь ссылаться на соответствующие индексы (рис. 2).

 

Рис. 2. Тайнопись XVII в. с занумерованными знаками (по Н. В. Энговатову)

При систематизации знаков тайнописи нужно обратить внимание на повторяющиеся в криптограмме отрывки, под которыми могли скрываться идентичные словосочетания, слова или морфемы. В исследуемой криптограмме имеются следующие повторяющиеся написания: знаки 1-20 и 58-78, а также 89-102 и 33-45. Некоторые расхождения для части знаков указанных отрывков следует, вероятно, отнести за счёт расхождений окончаний слов, но для большинства знаков приходится признать предположительную идентичность.

С учётом вариантов начертаний знаков, представленных в двух указанных параллельных местах пометки, следует произвести предварительную систематизацию знаков шифра. При этом выясняется, что исследуемый вид тайнописи представлен 25 типами знаков, некоторые из которых имеют варианты начертания. Кроме этого, знаки 51 и 55 из-за их фрагментарности или маловыразительности затруднительно соотнести с другими выделенными знаками шифра.

Предварительный опыт нашей систематизации позволяет сделать вывод о буквенном (? - знак вопроса мой - Г. Г.) характере криптограммы. Славяно-русские тайнописи вообще носят буквенно-звуковой характер. Приняв мысль о буквенно-звуковом характере шифра, мы сталкиваемся с необходимостью установить звуковое значение букв исследуемой тайнописи. Это установление звукового значения тайнописных букв можно производить несколькими способами. В частности, дешифровку криптограммы можно было бы производить на основе статистического анализа, вскрыв присущие и другим текстам особенности употребления знаков. Например, о двух первых по употребительности знаках можно почти безошибочно сказать, что они (как это характерно вообще для русских текстов) являются буквами для гласных «о», «а», «и». Однако не исключено, что из-за недостаточного объёма криптограммы все эти статистические закономерности проступают в ней недостаточно последовательно. Поэтому статистический метод следует привлекать в нашем случае осторожно.

Другим вспомогательным методом предварительного установления звукового значения тайнописных букв является сопоставление со знаками уже известных шифров. М. Н. Сперанский установил, что совокупность знаков исследуемой тайнописи не сопоставима с какой-либо известной разновидностью древнерусских шифров. Однако не лишено основания его предположение о вероятной связи букв исследуемой криптограммы со знаками шифров более раннего времени (выделено мною - Г. Г.). Предполагать специально для нашего случая, что писец совершенно не учитывал предшествующее тайнописание, будет едва ли благоразумным. Поэтому приходится склоняться к мысли, что шифр криптограммы составлен из нескольких тайнописей раннего периода. Здесь следует помнить и о такой особенности русских тайнописей XVII в., как отказ от древних типов литорейных шифров и создание более сложных видов тайнописей. С учётом этих обстоятельств и нужно подходить к шифру нашей криптограммы.

В частности, некоторые знаки этого шифра напоминают обычные начертания кирилловских букв (например Г), а другие знаки можно трактовать как упрощённые или усложнённые знаки кириллицы. Так имеются знаки, напоминающие перевёрнутое «от», лигатуру «оу», зеркальное «е». В состав шифра вошли, очевидно, знаки, составленные по принципу «полусловицы» с её недописанными начертаниями обычных кириллических букв. Один из знаков, в частности, напоминает недописанную букву «юс большой». Не исключено также, что тайнописец, используя начертания некоторых кириллических букв, изменил звуковые значения этих знаков. Это касается дважды встретившихся в криптограмме букв «пси» и «кси», обычно малоупотребительных в кириллице. Часть знаков шифра не имеет соответствий в кириллических начертаниях.

К числу таких «некириллических» знаков относятся три знака: 1) в виде трёх точек; 2) в виде двух чёрточек; 3) в виде четырёх чёрточек. Подобным способом обозначались знаки в «мудрой литорее», где кириллические буквы из разряда единиц заменялись соответствующим числом точек, а из разряда десятков - соответствующим числом чёрточек. Поэтому указанные знаки соответствовали бы в «мудрой литорее»: 1) три точки - букве «Г» (цифра 3); 2) две чёрточки - букве «К» (цифра 20); 3) четыре чёрточки - букве «М» (цифра 40).

Учитывая высказанные общие соображения, приступим непосредственно к дешифровке криптограммы. Поскольку те знаки нашего шифра, которые имеют чрезвычайно характерные литорейные начертания, едва ли возникли в результате простой случайности, проверим, не соответствуют ли они в исследуемой криптограмме своим литорейным значениям.

Для начала дешифровки наиболее удобен текст, включающий параллельные отрывки: знаки 1-9 и 58-66. Поэтому начнём дешифровку сразу с этих двух мест. Знаки 7 и 64 указанных отрывков - варианты одного и того же знака, составленного из трёх точек и соответствующего знаку «Г» «мудрой литореи». Можно предположить то же значение и для указанных знаков нашей криптограммы. В то же время знаки 4 и 61 исследуемых отрывков соответствуют составленному из двух чёрточек литорейному знаку «К».

В результате этих предварительных соображений мы получаем для отрывков из знаков 4-7 и 61-64 такое чтение: К - - Г и К - - Г.

Поскольку наша криптограмма - это запись на рукописи, имеющая, видимо близкое отношение к аналогичным припискам на книгах, естественно предположить под дважды встретившимся написанием «К - - Г» слово «книга». С таким предположением согласуются позиции и последовательность букв «К» и «Г» в указанных отрывках. Самое же слово «книга» часто встречается в приписках такого рода.

Кроме этого, приходится предположить, что два непрочитанных знака могли быть в указанном месте буквами «Н» и «И», соответствуя чтению «книг(а)». В частности, знак перед буквой Г (? 6, 63) по начертанию близок к кирилловскому с которым его и можно отождествить. В то же время этот знак относится к наиболее употребительным буквам криптограммы, встретившись в ней 14 раз (то есть больше любого другого). Учитывая, что по употребительности на первом месте в русских текстах стоят гласные «О», «А», «И», мы можем уверенно предположить для указанного знака значение «И». При этом чтение исследуемых отрывков принимает вид: К - ИГ и К - ИГ.

Предположив для непрочитанного знака значение «Н», мы придём к чтению: КНИГ и КНИГ.

Предположив в указанных случаях чтение «книг», мы получим значение четырёх букв криптограммы: «К», «Н», «И», «Г». Правильность значений этих букв может быть подтверждена только в ходе дальнейшей дешифровки, но пока эти значения приходится принять условно. Знаки 2 и 59 наших параллельных отрывков соответствуют уже установленному значению «И», что даёт чтение: -И- КНИГ и -И- КНИГ.

Так как знаки 8 и 65, стоящие после основы «книг», различаются по начертаниям, следует предположить в указанных местах разные падежные формы от слова «книга». Стоящие перед словом «книга» написание их трёх знаков также различаются только конечными знаками 3 и 60. Об этом слове, стоящим перед написанием «книг» нам известно следующее: 1) оно выступает в противопоставленных по конечному знаку формах; 2) обозначено всего лишь тремя буквами; 3) второй звук обозначен буквой «и»; 4) основа состоит из написания, представленного двумя буквами; 5) конечный знак, по-видимому, относится к окончаниям. Соблазнительно было бы видеть в указанном слове прилагательное или местоимение в их падежных формах. Его краткость (три буквы) заставляет остановиться на местоимениях с короткими основами.

Если учесть также частое употребление в многочисленных пометках на книгах (вплоть до настоящего времени) традиционого словосочетания «сия книга», то нетрудно убедиться в том, что в исследуемом случае это словосочетание, видимо, и выступает. Если это так, то знаки 1 и 58 должны иметь значение «С», а отрывки читаются так: СИ- КНИГ- - и СИ- КНИГ- -.

Однако если знаки 1 и 58 имеют значение «С», то то же самое значение относится и к знакам 9 и 66. Наши отрывки, следовательно, читаются: СИ- КНИГ-С и СИ- КНИГ-С.

Едва ли в написании падежных окончаний слова «книга» входила буква «С». Но если она не входила в окончание, то в исследуемых случаях падежные окончания этого слова отмечены единственным знаком. Таким образом, при анализе падежных форм словосочетания «сия книга» следует исходить из наблюдений над знаками 1-8 и 58-65: СИ- КНИГ- и СИ- КНИГ-.

Иными словами, формы слова «сия» состоят для исследуемых мест из написаний в три знака, а форма слова «книга» из написаний в пять знаков. Поскольку в этих параллельных случаях выступают разные падежные формы словосочетания, всем упомянутым условиям отвечают только формы им. и вин. падежей ед. ч.- «сия книга» и «сею книгу».

Учитывая это, обратим внимание на употребительность знаков окончания слова «книга» то есть знаков «а» и «у» (КНИГа - КНИГу). По нашим подсчетам, буква «а» более чем в два раза употребительней буквы «у» (у, оу). В сгоревшей рукописи «Слово о полку Игореве» буква «а» была употреблена 1059 раз, а «у» - всего лишь 492 раза. Это отношение сохраняется и для более поздних текстов. Так, в «Повести о Сухане» на 324 буквы «а» приходится 141 буква «у».

Обратившись к данным криптограммы, мы установим, что знаки типа 8 в криптограмме встречались 7 раз, а графемы типа знака 65 - всего лишь два раза, то есть в 3,5 раза реже знаков типа 8.

Принимая во внимание эту статистическую особенность употребления знаков, мы придём к выводу, что знак 8, в качестве более употребительного, соответствует букве «а», а знак 65, как менее употребительный, - букве «у». Эти соображения дают основание для чтения: СИ-КНИГА и СИ-КНИГУ.

Предположение, что во втором случае знак 65 имеет значение «у», поддерживается начертаниями этого знака, являющегося ничем иным, как опрокинутой кириллической лигатурой ОУ.

Учитывая, что форма местоимения «сей» должна согласовываться с формами существительного «книга», мы приходим к необходимости предположить для первого случая чтение «сия», а для второго «сию»: СИЯ КНИГА С и СИЮ КНИГУ С.

Знак 3 для «я» внешне похож на кирилловскую букву «ю», но на самом деле является заимствованным из полусловицы недописанным «а» йотованным -  то есть соответствует предполагаемому значению «я». Знак 60 также, по-видимому, заимствован из полусловицы, так как представляет собой недописанное начертание «юса»  или   . Таким образом, произведённая дешифровка двух отрывков криптограммы дала нам значения 9 букв тайнописи: «а», «г», «и», «к», «н», «с», «у», «ю», «я». Если установленные значения этих графем верны, то дальнейшая дешифровка криптограммы не представит серьёзных трудностей.

На основе дешифрованного отрывка можно сделать вывод о том, что криптограмма относится к распространённому виду пометок о принадлежности книги или об авторстве лица, произведшего запись. Следует ожидать появления в начале заметки после слов «СИЯ КНИГА» имени владельца. Обратим внимание на место в начале записи, занятое знаками 21-27 и читающееся с учётом известных уже букв: -И-АИ-А. Первый знак этого написания (? 21) состоит из четырёх чёрточек то есть соответствует букве «М» «мудрой литореи». Приняв это значение мы получим: МИ-АИ-А. Видимо, под этим написанием скрывается имя: «Михаила». Действительно, знак 23 является усложнением кириллического «X» при помощи двух дополнительных чёрточек, а за знаком 26 остаётся после этого предположить значение «Л», если оно в дальнейшем подтвердится. Прочтение имени «Михаила» даёт дополнительно знаки «м», «х», «л».

На основе установленных значений приступим к дешифровке отрывка текста, представленного после слов «сия книга» и «сию книгу» двумя параллельными отрывками (знаки 9-20 и 66-78). Судя по составу знаков, указанные отрывки скрывают один и тот же текст, читающийся:

(СИЯ КНИГА) С- -ЛНИКАКН- - (МИХАИЛА)
(СИЮ КНИГУ) С- -Л-НИК-КН- -.

Написание «кн» приходится признать в обоих случаях каким-то самостоятельным словом. В первом случае после него стоит имя «Михаила», отграничивающее конец слова «кн», а начало того же слова примыкает к написанию «с- -лника». Признав за написанием «кн- -» значение самостоятельного слова, мы будем вынуждены считать написание «с- -лника» так же самостоятельным. Поэтому начнём дешифровку указанных отрывков с написаний: С- -Л-НИКА и С- -Л-НИК-.

Конечный знак написания «с- -льник-», несомненно, не мог обозначать согласный, поскольку окончаний, состоящих из одного согласного, среди падежных форм имён существительных не имеется. Поэтому приходится предположить для знака 74 значение гласного или редуцированного звука. Поскольку знаки «а», «и», «у», «я», «ю» нам известны, этот знак мог быть буквами «о», «е», «ы», «ъ», «ь» или «ять». Однако следует принять во внимание, что в написании «с- -л-ник-» дважды употреблён знак для этого гласного звука (? 70, 74); подставим его вероятные значения сразу для двух мест этого написания. Получим следующие варианты: С- -ЛОНИКО, С- -ЛЕ-НИКЕ, С- -ЛЫНИКЫ, С- -ЛЬНИКЬ, С- -ЛЪНИКЪ, С- -Л НИКЬ. Из этих вариантов, вероятно, приемлемы только два: С- -ЛЬНИКЬ и С- -ЛЪНИКЪ.

Не исключено, что исследуемый шифр не различал «ь» и «ъ». Во всяком случае, мы условно принимаем для указанных знаков в одних случаях значение - «ь», а в других - «ъ». Вероятно, дальнейшая дешифровка поможет выяснить уместность такого допущения, а пока мы останавливаемся на чтении указанного написания: С- -ЛЬНИКЪ. При этом анализируемое написание в двух рассматриваемых случаях читается: С- -ЛНИКА и С- -ЛЬНИКЪ. Пропуск «Ь» в первом варианте написания вполне понятен, так как в XVII в. подобное опущение редуцированного звука в такой позиции не может вызвать удивления. Продолжая дешифровку, обратим внимание на второй знак написания «С- -ЛЬНИКЪ», являющийся перевёрнутым вверх ножками кириллическим «т», мы приходим к чтению:

(СИЯ КНИГА) СТ-ЛНИКА КН- - (МИХАИЛА)
(СИЮ КНИГУ) СТ-ЛЬНИКЪ КН- -

Поскольку непрочитанный знак в слове «ст-льник» несомненно, обозначает гласный, приходится выбирать пока ещё не известные нам значения гласных - «е», «ять», «о», «ы»: СТЕЛЬНИКЪ, СТ ЛЬНИКЪ, СТОЛЬНИКЪ, СТЫЛЬНИКЪ. Вероятно, не вызовет возражения наше предположение о том, что из этих вариантов наиболее удовлетворителен один: СТОЛЬНИКЪ. В отличие от других гипотетических вариантов слово «стольникъ» действительно существовало в русском языке XVII в. Независимо от этих комбинаторных соображений, тот знак, которому мы приписали значение «о», является по начертанию опрокинутой кирилловской буквой «от». Таким образом, в параллельных местах криптограммы выступает в разных падежных формах одно и тоже слово: СТОЛНИКА и СТОЛЬНИКЪ.

Приступим к дешифровке стоящего после этого слова написания «КН- -». Поскольку здесь мы видим самостоятельное слово, обращает на себя внимание, что последний знак этой группы соответствует редуцированному «ъ» или «ь»: КН-Ъ или КН-Ь. В том или ином случае непрочитанный знак ? 19, 77 не мог обозначать гласный звук. Поэтому приходится принять для него значение какого-либо согласного звука. Следует учитывать также малочисленность слов, которые могли начинаться в XVII в. с группы согласных «кн». Для исследуемого случая словом, удовлетворяющим всем этим условиям, можно, по-видимому, признать чрезвычайно употребительное в тот период сокращённое написание КНЗЪ.

При этом знакам 19 и 77 придаётся значение буквы «з»... На основе сделанных наблюдений приступим к дешифровке конца криптограммы (знаки 104-113), который читается: С- - -Ю-УК-Ю. Предпоследний знак в этом отрывке - опрокинутое «от» то есть буква «О», на один вариант которой мы уже указывали выше. Подобный же знак употреблён и в начале рассматриваемого отрывка (знак 106). Таким образом, конец пометки читается: С-О-Ю-УКОЮ. Было бы заманчивым видеть в написании «-УКОЮ» слово «рукою» для чего следует предположить за знаками 109 значение «Р», что мы и делаем: С-О-Ю РУКОЮ. При этом предшествующее слово читается как «с-о-ю», а его предпоследний знак является зеркальным вариантом кириллического «Е». Предположив за знаком 107 значение «е», приходим к чтению: С-ОЕЮ РУКОЮ. После этого не остаётся иной возможности, как читать знак 105 в слове «с-оею» как «в»: СВОЕЮ РУКОЮ. Кстати, отметим, что словосочетание «своею рукою» вообще чрезвычайно характерно для приписок на книгах, в том числе и для тайнописных пометок ...

Опираясь на полученные результаты, приступим к дешифровке группы знаков 79-83, стоящей после слов «сию книгу стольникъ кнзь» и означающей по аналогии с началом надписи имя собственное: ОСИ-Ъ. Поскольку неизвестный знак в этом написании мог быть только буквой для согласного (он стоит перед «ъ») принимаем для него значение «п», ибо остальные буквы не дают удовлетворительного чтения: ОСИПЪ. Таким образом, в криптограмме, кроме стольника князя Михаила, упоминается стольник князь Осип. Следует ожидать появления после этих имён также отчеств этих князей, так как это были весьма значительные лица. В связи с этим остановимся на группе знаков 28-36, стоящих после имени Михаил и читающихся: ПЕТЪРВИ-А. За неизвестным знаком этого слова приходится предполагать значение «Ч», что позволяет читать отчество: ПЕТЪРВИЧА. Пропуск буквы «о» объясняется, вероятно, ошибкой тайнописца (вряд ли; скорее всего это связано с заданными условиями написания «тайнописи двакраты».- Г. Г.). По-видимому, после отчества Михаила должно было стоять также обозначение княжеского рода, к которому принадлежал этот стольник. Поскольку та же самая группа знаков повторяется и после имени Осипа, оба князя очевидно принадлежали к одному княжескому роду. Его название следует видеть в знаках 37-47 и 93-103 нашей криптограммы, которые читаются: -ОРЯТНСКОВА и -ОРЯТИНСКОЙ. Отсутствие «и» в первом варианте фамилии следует, видимо, отнести к дефектам листа, на котором дошла до нас криптограмма. Этот знак находился с края листа; соседний с ним знак 55 сохранился фрагментарно (? - Г. Г.).

Первый знак в написании фамилии нам пока не встречался. Однако княжеские фамилии XVII в. хорошо известны. К нашему случаю подходит только одна. Мы имеем в виду Барятинских, писавшихся по своему калужскому родовому поместью «Борятино» - Борятинскими. С учётом этой справки рассматриваемые отрывки читаются: БОРЯТНСКОВА и БОРЯТИНСКОЙ.

Вплоть до XVII в. среди Барятинских не было «Осипов». В XVII в. это имя носил Осип Фёдорович Барятинский, имевший племянника Михаила Петровича. Старший брат Осипа - Пётр Фёдорович упоминается в 1658 г. среди «дворян московских», а о самом Осипе известно, что в 1674 г. он был стольником и воеводой в Великих Луках, а в 1682 г. руководил переписью Великого Новгорода [5].

Рис. 3. Запись (шифр) князей Барятинских (по Н.В. Энговатову)

Учитывая эти соображения, приступим к дешифровке отрывка (знаки 84-92), предположительно содержащего отчество Осипа. Этот отрывок читается: - - -РОВИЧЬ. Первый знак этого слова (84) следует, вероятно, считать буквой «Ф»: Ф- -РОВИЧЬ. Исходя из позиционных и других соображений, знак 86 следует идентифицировать с буквой «Д»:

Ф-ДРОВИЧЬ. В результате мы приходим к необходимости признать неизвестный знак в отчестве Осипа буквой для гласного звука. Но едва ли это было «Е», имеющее несхожее с этим знаком начертание. Приходится склониться к тому, что неизвестный знак обозначал звук «ё», хотя в русскую орфографию знак для «ё» вошёл значительно позже конца XVII в. Тайнописное «Ё», вероятно, передавало соответствующий дифтонг «ио», «ео», в слове «Феодорович», «Фиодорович», «Фёдорович».

Таким образом, после прочтения этой группы знаков - текст криптограммы выглядит так: «Сия книга столника кнзь Михаила Петъровича Борятнскова... сию книгу стольник кнзь Осип Федорович Борятинской своею рукою». Непрочитанный отрывок скрывает, очевидно, глагольную форму и читается: АРО-ПИС-ЛЪ. Знак 51, стоящий над строкой, является, по-видимому, выносным написанием, обязанным влиянию кириллицы. Эта выносная буква, на наш взгляд, сопоставима с вариантными начертаниями тайнописного «с» то есть отрывок читается: А РОСПИС-ЛЪ. Непрочитанный знак (? 55) дошёл до нас в виде фрагмента на краю листа. Оставшиеся неповреждёнными элементы его не препятствуют идентификации знака с тайнописным «А». В связи с этим оставшийся отрывок читается как: А РОСПИСАЛЪ.
В результате указанных выше допущений исследуемая криптограмма прочитана нами следующим образом:

СИЯ КНИГА СТОЛНИ
КА КНЗЬ МИХАИЛА
ПЕТЪРВИЧА БОРЯТ
НСКОВА А РОСПИСА
ЛЪ СИЮ КНИГУ СТО
ЛЬНИКЪ КНЗЬ ОСИ
ПЪ ФЁДРОВИЧЬ
БОРЯТИНСКОЙ
СВОЕЮ РУКОЮ

III. Перечитывая текст тайнописи «Сия книга столника кнзь Михаила Петървича Борятнскова, а росписалъ сию книгу столъникъ кнзь Осипъ Фёдровичь Борятинской своею рукою», невольно задаёшься вопросом, к чему такая сложная система шифровки, явно не отвечающая информации заложенной в ней: книга принадлежит тому-то, а написал это на книге тот-то. То, что использованный в тайнописи шифр действительно непростой - свидетельствует М. Н. Сперанский, отведя этой записи, как уже отмечалось, особое место в своей книге. [1]. Н. В. Энговатов, подчёркивая сложность криптограммы Барятинских, говорит об этом так: «Едва ли шифр этой тайнописи был личным шифром самого Осипа Фёдоровича Барятинского. Вернее всего, это семейная тайнопись, с которой был знаком и владелец рукописи князь Михаил Петрович - его племянник, в чьей библиотеке она хранилась. Во всяком случае шифр Барятинских в силу своей генетической сложности свидетельствует о довольно длительном периоде формирования этой тайнописной системы, возникшей на самобытной русской основе» [2].

Отмеченные особенности в отношении характера тайнописи побуждали к дальнейшим рассуждениям, тем более что далее, вступая в полемику с Н. А. Константиновым [3], Н. В. Энговатов пишет: «Непрочитанные тайнописи всегда, были предметом внимания многих исследователей проблемы происхождения славяно-русского письма (выделено мною - Г. Г.). Это относится также и к криптограмме Осипа Барятинского, которая использовалась Н. А. Константиновым, для обоснования его гипотезы о происхождении русского письма из кипрского силлибария» [2].

А от Кипра до Крита, образно говоря, - рукой подать. Это в том смысле, что классическое кипрское слоговое письмо ведёт свое начало от письмен Крита бронзового века. А критские письмена, как мы теперь знаем, являются составной частью единой праславянской письменности [4]. Иными словами появилась возможность сопоставить знаки тайнописи князей Барятинских со знаками праславянской письменности (рис. 4). Результат незамедлил сказаться и выразился он в том, что каждый знак тайнописи, кроме одного, о котором будет сказано ниже, нашёл свой графический аналог среди знаков праславянской письменности. Воспользовавшись этим обстоятельством, знакам тайнописи (одинаковым в графическом отношении знакам праславянской письменности) были присвоены фонетические значения последних (иконографический метод дешифровки) и вскрылся второй «потаённый» текст тайнописи. 

Но прежде чем привести этот текст, необходимо несколько подробнее остановиться на результатах сопоставления знаков тайнописи и праславянской письменности, подчеркнув при этом особо, что подавляющее количество знаков тайнописи имеют абсолютное и практически абсолютное графическое сходство со знаками праславянской письменности (см. рис. 4) и сосредоточив внимание лишь на некоторых знаках, сопоставление которых может показаться недостаточно убедительным. Количество таких знаков невелико и обычно это знаки из разряда редковстречаемых, по крайней мере - для данной надписи.

Рис. 4. Таблица сопоставления знаков тайнописи князей Барятинских (XVII в.) со знаками праславянской письменности (Г.С. Гриневич, 1993 г.)

Итак, знак 14 (встречен один раз) - по своим конструктивным особенностям отвечает знаку праславянской письменности с фонетическим значением ВЬ=ВĚ. Появление же несколько удлинённых горизонтальных линий (внизу и вверху) связано с условиями написания первого («ложного») текста. Именно на этом месте в «ложном» тексте стоит буква «К» (...БорятнсКова...), зашифрованная, в целом для всего текста, знаком в виде двух горизонтальных черт.

Отмечается некоторая несходимость знака 18 (встречен два раза), содержащего три вертикальных штриха, на горизонтальном «основании», а не пять и четыре как у знака праславянской письменности. Но это не столь существенно, поскольку этот знак сопоставим с буквой «Ш» славянских азбук. В этом случае сходимость практически абсолютная.

Знак 20 (встречен один раз), вынесенный над строкой, вероятно, был пропущен и вставлен позднее. Это могло сказаться на его написании, в смысле небрежности, и вызывает определённые сомнения. Фонетическое значение знака 20 - ПО принято условно.

Знак 24 (встречен два раза) представляет собой схематическое изображение женской фигуры - иероглифа (фигура женщины), имеющего в праславянской письменности фонетическое значение Q («о» - носовое)*. При этом знак абсолютно идентичен опрокинутой кириллической букве «укъ»

( ) с фонетическим значением «у», «оу». (*После исчезновения «носовых» на месте Q стали произносить «у», «оу»

Знак 25 (встречен один раз) - в том виде, в каком он приведён в тайнописи, в праславянской письменности он не отмечен, хотя в «Сводной таблице знаков праславянской письменности» [4] содержится свыше 140 различных слоговых знаков с установленными фонетическими значениями. Если же реконструировать его так - как показано в сопоставительной таблице (точками), то его фонетическое значение будет бесспорно ЦЬ.

Для знака 27 (встречен один раз) в связи с отсутствием, осложняющих основную конструкцию знака, элементов (коротких штрихов), принимается фонетическое значение ПИ или ПЕ.

Знак 28 (встречен два раза) - по своей конструкции очень близок к знаку праславянской письменности с фонетическим значением ЙĘ («е» - носовое) и абсолютно идентичен, в «зеркальном» варианте, глаголической букве с фонетическим значением Ę («е» - носовое) и является основным элементом (левая часть) глаголической буквы с фонетическим значением ЙĘ («е» - носовое).

О лигатурах (знаки 30, 31, 32) следует лишь сказать, что знаки, их составляющие, абсолютно идентичны знакам праславянской письменности и их чтение не вызывает сомнений. Появление лигатур связано, по всей видимости, с условиями написания первого и второго текста тайнописи, с необходимостью их согласования.

Знак 33 (встречен два раза) - к знакам праславянской письменности отношения не имеет. Это кириллическая буква «кси» с фонетическим значением КС и её появление не столь уж и случайно. Дело в том, что праславянская письменность (а именно этой письменностью исполнена тайнопись), являясь слоговой, имела одну существенную особенность - все её знаки передавали только слоги одного типа, а именно открытые, состоящие из сочетаний «согласный плюс гласный» или же «чистого гласного». Такой строй письма не допускал сдвоения согласных. Но поскольку звуковая структура языка древних славян была всё же несколько сложнее, то они применяли особый знак, косой штрих - «вирам», стоящий в нижней части строки справа от письменного знака. Вирам был призван снимать огласовку, создавая слоги типа ССГ (СГ1 + СГ = CCГ). Помимо применения «вирама», несогласованность строя письма и строя речи устранялась «потерей» на письме одного из сдвоенных согласных (обычно второго, чаще сонорного). Осип Борятинский, наверняка, был знаком с этими особенностями праславянской письменности и даже воспользовался этим при написании слова «п(л)оть», но при написании ещё одного, на этот раз иноязычного, слова «икс», он ввёл кириллическую букву «кси», поскольку для написания этого слова в ином случае потребовалось бы ввести два слоговых знака, обозначающих, допустим КА и СА и после каждого из них поставить «вирам», чтобы снять огласовку.

И ещё одна информация, предваряющая чтение «потаённого» текста тайнописи князей Барятинских.

Текст имеет сплошное написание, без знаков препинания, как и известный текст «Слово о полку Игореве». Лишь в трёх случаях введены разделительные знаки в виде трёх точек, трёх коротких линий (штрихов), наподобие точек и четырёх коротких линий (штрихов). Именно такие, наряду с иными (например, в виде вертикальных сплошных линий и т. п.) разделительные знаки типичны для праславянской (и не только для праславянской) письменности. 
Ниже приводится «потаённый» текст тайнописи князей Барятинских в уже расчленённом виде.

гой иудиный|чагойу та въ ны и -
ди чади ны сирĕ|иза чай въ ча -
тьйę йу дĕлĕ же икс цало та лĕиущę
ны зъвĕ та жича чать та п(л)ть йоговĕ
въре гой йадиный|Qгошę та
въ рении иди дĕдины сидĕ та гои
тьрезQбĕць въ лĕта же икс ре -
ло въпииу йу ины годы мои
зъже мойę йарь Qды мойа


При переводе текста на современный язык были использованы «Материалы к словарю древнерусского языка» И. И. Срезневского и в ряде случаев для толкования отдельных русских слов «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля и «Словарь русского языка» С. И. Ожегова.

ГОЙ ИУДИНЫЙ - короткая фраза, отделённая от остальной части текста разделительным знаком в виде трёх линий (штрихов), наподобие точек.

ГОЙ - мир, вера, спокойствие, уверенность, доверие (Срезневский). ИУДИНЫЙ - имеющий отношение к иудеям-евреям. Перевод фразы «гой иудиный» предлагается в следующем виде: «мир иудейский». При этом «мир» следует понимать в том смысле, как мы понимаем это слово в таких словосочетаниях как «Старый мир», «Мир капитализма», «Античный мир» и т. п.

ЧАГОЙУ ТА ВЪ НЫ ИДИ ЧАДИ НЫ СИРĚ - ещё одна, достаточно пространная фраза, выделенная в тексте разделительными знаками. Начало фразы обозначено разделительным знаком в виде трёх линий (штрихов) (о нём говорилось выше), а окончание - четырьмя линиями (штрихами).

ЧАГОЙУ - падежн. форма сущ. ж. р. ЧАГА - берёзовая губка, трут (Даль); нарост на берёзе, внедрившийся своими «корнями» в древесину живого дерева.

ТА (союз) - и, да; потом, после того; так, таким образом (Срезневский).

ВЪ (предлог) - в (Срезневский)

НЫ - ны, нас...- косвенные падежи мест. «мы» (Срезневский).

ИДИ - повел. форма гл. Идти - идти, двигаться (Срезневский); сообразуясь со смыслом, фразу «въ ны иди» следует переводить не строго дословно: «в нас иди», а с учётом современного строя речи как «в нас войди».

ЧАДИ - повел. форма гл. Чадити - родить (Срезневский); вслед за этим словом читается уже знакомое слово НЫ - «нас», и снова, чтобы привести перевод фразы «чади ны» («роди нас»), в соответствие с современным строем речи, слово «чади» следует истолковывать как «перероди» - «перероди нас».

СИРĚ - сирых. Сирый, сир, сира, сиро, сиры (устар.) - одинокий, беспомощный (убогий) (Ожегов).

Перевод первых двух фраз, с которых начинается «потаённый» текст тайнописи таков:

«Мир иудейский! Чагою (так) в нас войди, перероди нас сирых!»

Обращает на себя внимание, что указанные выше фразы тайнописи очень тесно связаны друг с другом как по смыслу, так и тематически; и не случайно после слова «сирых» следует разделительный знак, после которого видимо, следует ожидать иного тематического поворота, в части содержания текста тайнописи. Начинается новая тема со слова «иза».

ИЗА - уза - связь, оковы, препятствие, цепи (в образных выражениях) (Срезневский), всё, что привязывает или связывает нравственно; что привлекает и держит или ограничивает, стесняет (Даль).

ЧАЙ (ЧАИ) - надеюсь: гл. Чаяти надеяться, ожидать (Срезневский). Чаяти (что) - надеяться, уповать, полагать, думать; Чай (нар.) (я чаю) - думаю, надеюсь, вероятно, авось (Средневский).

ВЪ - предл. «в».

ВЪ ЧАТЬЙĘ - в общинном то есть в общем; Чата = Чета - община, собрание, отряд (Срезневский).

ЙУ - «ю» - теперь, тогда (Даль).

ДЕЛĚ - деле; сущ. Д ло - деятельность, поступок, деяние (Срезневский).

ЖЕ - част, «же»; же-жь-жо - же, а, но, и (Срезневский).

ИКС - иноязычное слово, обозначающее скрываемое, оговорённое с партнёром, дело, день, час.

ЦАЛО - представляется вероятным, что это искаженное слово ЦЕЛО в значении «цело», «невредимо». Вероятное «искажение», когда вместо ЦЕ, было написано ЦА, могло быть связано с необходимостью увязки двух текстов тайнописи.

ТА - слово, прежде отмеченное как союз «и», «да» и т. д.

ЛĚИУЩĘ (леющя) - продолжающаяся (льющаяся); по гл. Леяти - лить (Срезневский).

НЫ - нас (отмечено выше).

ЗЪВĚ - призывает, зовёт; по гл. Зъвати - звати - звать, призывать (Срезневский).

ЖИЧА - жива; по гл. Жити - жить (Срезневский); źyc′ (польск.) - жить.

ЧАТЬ - уже встречавшееся слово «община».

П(Л)ОТЬ - плоть; Плоть-плъть-тело; тело (противоположно духу), существо (Срезневский).

ЙГОВĚ - (плоть) Бога; Иегова - бог (др. евр.).

ВЪРЕ - вздымайся; в переносном смысле - «поднимайся»; по гл. Вр ти - вздыматься, кипеть (Срезневский).

ГОЙ - в этом случае переводится так же как и выше, в самом начале текста - «мир».

ЙАДИНЫЙ - перевод этого слова неоднозначен: то ли это слово следует читать как «иудиный», принимая, что допущенное искажение связано с необходимостью согласования первого и второго текста тайнописи, то ли это слово связано своим происхождением со словом ЙАДЪ (ядъ) - отрава (ядиный - отравленный). Но во втором случае это слово не совсем согласуется с общим смыслом рассматриваемой части текста тайнописи. Предпочтение, со знаком вопроса, отдано слову «иудиный», которое и завершает тему номер два, связанную с деятельностью какой-то общины.

После этого слова в надписи поставлен разделительный знак в виде трёх точек, который, как мы потом убедимся, обозначает начало новой темы в тексте тайнописи.

Первое слово, следующее за разделительным знаком, слово QГОШĘ(угошя) - устроившись; по гл. Угошити - устроить, соорудить (Срезневский).

ТА - да (см. выше).

ВЪ РЕНИИ ИДИ - в плавни иди; Р нь - отмель, низкий берег (Срезневский); в современном понимании «низкие берега», «отмели» могут быть обозначены термином «плавни» (плавни Нижнего Дона или Днепра - Запорожье).

ДĚДИНЫ СИДĚ - дедовы владения или места пребывания предков. Д ДЪ - дед, предок;

Д дина - дедовское владение, наследие; Сид ти - съд ти - сидеть; занимать престол, владеть, княжить (Срезневский).

ТА ГОИ - да поддержи; да взбодри; по гл. ГОИТИ- живить; ср. Живити - оживлять, давать жизнь, поддерживать, одушевлять (Срезневский); Живить - оживлять, бодрить (Ожегов).

ТЬРЕЗQБĚЦЬ (тьрезубець) - трезубец; Трезубьць - трезубец; вила с тремя зубьями (Срезневский).

ВЪ ЛĚТА ЖЕ ИКС - в час икс; Л та - время, год (Срезневский); дословный перевод этой фразы звучал бы как «во время икс», но в современной речи для передачи понятия условленного времени - «времени икс», мы чаще употребляем выражение «час икс».

РЕЛО - вероятно связано со словом Рель- рьль - заливная луговина, пожня; практически тоже, что и Р нь - отмель, низкий берег (плавни) (Срезневский). Однако перевод слова «рело» - «плавни» не согласуется по смыслу с общим содержанием рассматривасмой части тайнописи. В связи с чем, было высказано крайне осторожное предположение, что в данном случае, автором допущена незначительная ошибка, выразившаяся в небрежном написании последнего знака 7-ой строки. Судите сами, в первом варианте, который и был принят к чтению, знак выглядит следующим образом  и обозначает слог РЕ, а во втором, предполагаемом варианте, он мог бы звучать иначе - ДĚ, имей он начертание , кстати - очень близкое к начертанию предыдущего знака. Приняв изложенные суждения к сведению, мы получим и иное чтение: ДĚЛО вместо РЕЛО.

ВЪПИИУ - кричу (говорю). Въпити, въпию - восклицать, кричать (Срезневский).

Вопиять (стар.) - громко взывать (Ожегов).

ЙУ ИНЫ ГОДЫ МОИ - теперь не те (иные) годы мои. ЙУ-Ю - теперь, тогда;

ИНЫ-ИНИ - иные, другие то есть не те, что раньше.

ЗЪЖЕ(ЖИ) МОЙĘ(моя) ЙАРЬ(ярь) QДЫ (уды) МОЙА(моя) - жжёт моя ярость члены мои; ЗЪЖЕ - жжёт; гл. Жечи, жьгу - жечь (...огнём жже...) (Срезневский); ЙАРЬ - ярость, гнев; Яръ - гнев; ярость - гнев, ярость (Срезневский) QДЫ(уды) - члены; да - да - орган внешних чувств; Удо, удъ - член, часть тела; орган внешних чувств (Срезневский).

После всего вышеизложенного современный перевод второго, «потаённого» текста тайнописи князей Барятинских предлагается в следующем виде.

МИР ИУДЕЙСКИЙ! ЧАГОЮ В НАС ВОЙДИ, ПЕРЕРОДИ НАС СИРЫХ! СВЯЗЬ, НАДЕЮСЬ, В ОБЩЕМ ТЕПЕРЬ ДЕЛЕ ИКС ЦЕЛА И ПРОДОЛЖАЮЩАЯСЯ, НАС ПРИЗЫВАЕТ. ДА ЖИВА ОБЩИНА И ПЛОТЬ ИЕГОВА. ПОДНИМАЙСЯ МИР ИУДЕЙСКИЙ (?)! УСТРОИВШИСЬ, ПОТОМ В ПЛАВНИ (в Запорожье или на Дон) ИДИ - МЕСТА ПРЕДКОВ. ДА ПОДДЕРЖИ (взбодри) ТРЕЗУБЕЦ В ЧАС ИКС. ДЕЛО (?) КРИЧУ (говорю). ТЕПЕРЬ НЕ ТЕ ГОДЫ МОИ. ЖЖЁТ МОЯ ЯРОСТЬ ЧЛЕНЫ МОИ.
 

Из «потаённого» текста тайнописи князей Барятинских следует, что и дядя - Осип Фёдорович, и его племянник - Михаил Петрович имели прямое отношение к «ереси жидовствующих», распространённой на Руси в XV-XVII веках, и особенно широко - в северо-западных её областях, где, по крайней мере, Осип Фёдорович провёл немало лет - был стольником и воеводой в Великих Луках в 1674 году, а в 1682 году руководил переписью Великого Новгорода. Но это, как говорится, их личное дело, хотя и не пристало говорить и писать такие слова и речи русскому князю. А ведь род князей Барятинских «... составляет собою ветвь Рюриковичей Черниговского уезда... Сын св. Владимира, крестившего русскую землю, Великий князь Ярослав посадил сына своего Великого князя Святослава на Чернигов и от него пошли князья Черниговские: Олег, Всеволод, Св. Михаил, Юрий Торусский и Оболенской, Всеволод и Андрей Шутиха Мезецкой (1361 г.). Старший сын последнего, князь Александр Андреевич в XV веке принял во владение волость Борятино (при р. Клетоме, Калужской губернии) и прозвался князем Барятинским, передав это имя потомкам, у которых оно обратилось в фамилию» [5], с которой со временем произошли странные метаморфозы, вызывающие удивление у историков. Вот что писал по этому поводу в 1898 году Е. Богданович, составитель Исторического очерка «Род князей Барятинских»: «Здесь будет уместно отметить, что во всех древних актах князья Барятинские именовались Б о р я т и н с к и м и, но когда принято представителями этого рода современное наименование, равно по каким причинам, нам к сожалению проследить не удалось» [5].

В «ложном» тексте тайнописи (по Н. В. Энговатову) Барятинские ещё верны своей родовой фамилии й дядя Осип Фёдорович Борятинский призывает племянника идти в «рении», где и находятся места «сидения» их предков. Если мы признаем, что современный перевод слова «рении» означает «плавни», то с большой долей вероятности мы определим, что эти «места» есть плавни Нижнего Днепра - Запорожье, а не плавни Дона (область расселения донских казаков).

И ещё один интересный момент, отражённый в тайнописи. Дядя, призывая племянника идти в «рении», наставляет: «поддержи («взбодри») трезубец». А ведь «трезубец» это символ власти (в бывшей Киевской Руси, а позже - на Украине). Взбодрить, поддержать «трезубец» - с какой целью, против кого? Неясно. Конечно, сам по себе, отмеченный факт можно расценить как обычные «дворцовые» интриги, но на этот счёт, я полагаю, историки ещё скажут своё слово. А мы пойдём дальше, поскольку результаты расшифровки «потаённого» текста тайнописи привели нас к двум, своего рода, открытиям.

Прежде всего, это открытие ранее не известного в криптографии вида тайнописи - тайнописи с «двойным дном», для которой я предлагаю ввести термин «тайнопись двакраты» - то есть «тайнопись дважды» и в которой следует различать «ложный» текст («ложный» в значении «мнимый», «намеренно выдаваемый за настоящий» - Ожегов) и текст «потаённый» то есть тот основной, определивший рождение тайнописи «двакраты».

Правда, до конца остаётся неясным каким образом достигался эффект при написании тайнописи этого вида. Несомненно, что обязательным условием написания тайнописи «двакраты» было точное соответствие количества букв (объём) «ложного» текста количеству слогов (объёма) «потаённого» текста. При этом, совершенно очевидно, что в первую очередь писался «потаённый» текст, так как фонетические значения знаков, применяемых в тайнописи, были строго определёнными, закреплёнными ещё в дохристианскую (докириллическую) эпоху. Для частичного согласования с «ложным» текстом здесь иногда допускались «искажения» в написании отдельных слов. «Ложный» текст создавался, естественно, во вторую очередь и здесь - за уже написанными знаками, несущими «потаённый» смысл, фонетические значения закреплялись достаточно произвольно, а для согласования с основным текстом широко использовались «искажения» в написании слов, главным образом за счёт пропуска букв. В ряде случаев при шифровке «ложного» текста использовались приёмы «мудрой литореи». Разделительным знакам, которые в «потаённом» тексте не несли никакой фонетической нагрузки, путём манипуляций с количеством точек и линий (штрихов), придавались те фонетические значения, которые были необходимы в определённом, конкретном месте «ложного» текста.

Вполне естественно возникает вопрос, а зачем создавалась столь сложная система шифровки тайнописи. Ответ, думается, простой. При обнаружении тайнописи, «заплечный дел мастера», известными во все времена методами «расшифровывали» любые криптограммы. И в такой ситуации, весьма знатные и уважаемые люди - стольники да князья, могли убедить кого угодно в том, что в надписи нет ничего крамольного: просто дядя подписал книгу своему племяннику - имея в виду «ложный» текст.

И ещё об одном открытии, которое, наверняка, заинтересует специалистов, занимающихся вопросами истории развития славянской письменности. Я только хочу напомнить, что расшифровка «потаённого» текста тайнописи князей Барятинских, оказалась возможной лишь потому, что в тайнописи были использованы знаки праславянской письменности. Этой письменностью пользовались наши предки в дохристианскую (докириллическую) эпоху, но её они забыли - или их заставили забыть - уже к XI веку; и она была восстановлена и расшифрована лишь в последней трети XX века [4]. Таким образом, праславянская письменность, уступив место славянским азбукам (глаголице и кириллице), не исчезла окончательно, а долгие века продолжала существовать... в качестве шифра тайнописи, известного лишь особо посвящённым членам различных общин.

Материалы, не вошедшие в статью, но собранные в книге «Тайны тайнописи», которая готовится к печати, позволяют говорить о том, что праславянская письменность в России (и не только в России) использовалась для составления наиболее «важных» криптограмм, по крайней мере, вплоть до первой трети XIX века и не всегда людьми славянского происхождения. Интернациональный её характер, в этом качестве, подтверждают некоторые «загадочные» записи тамплиеров; и не исключено, что средневековые алхимические трактаты также исполнены праславянской письменностью.

ЛИТЕРАТУРА 

1. М. Н. Сперанский. «Тайнопись в югославянских и русских памятниках письма». // «Энциклопедия славянской филологии», вып. IV, 3 Д., 1929 г.
2. Н. В. Энговатов. «Тайнопись князей Барятинских и вопросы дешифровки древнерусских криптограмм». // Археографический ежегодник за 1962 г. АН СССР М., 1962 г.
3. Н. А. Константинов. «О начале русской письменности»./7«Нева», 1957, ? 7.
4. Г. С. Гриневич. «Праславянская письменность. Результаты дешифровки». Издательство «Общественная польза», М., 1993 г. // Энциклопедия Русской Мысли. Т. I.
5. Е. Богданович. «Род князей Барятинских». Спб., 1898 г.

Москва, 26 февраля 1994 г.

   Гриневич Геннадий Станиславович, - ст. н. с. Отдела Всемирной Истории Русского Физического Общества, действительный член Русского Физического Общества.

 

 



« назад

Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 89, Выпуск № 1 (2017г.)
ЖРФМ, 2016, № 1-12 (ЖРФХО, Т. 88, вып. № 4)
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 88, Выпуск № 3 (2016г.)
Шпеньков Г.П. Динамическая модель элементарных частиц. Видео лекция
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 88, Выпуск № 2 (2016г.)
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 88, Выпуск № 1 (2016г.)
Журнал
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 87, Выпуск № 3 (2015г.)
Журнал Русской Физической Мысли, 2015, № 1-12
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 87, Выпуск № 2 (2015г.)
Журнал Русского Физико-Химического Общества ЖРФХО, Том 87, Выпуск № 1 (2015г.)
Энциклопедия Русской Мысли. Том 24
Энциклопедия Русской Мысли. Том 23
Энциклопедия Русской Мысли. Том 22
Энциклопедия Русской Мысли. Том 21
Армянская секция Русского Физического Общества
Энциклопедия Русской мысли. Том 20
Энциклопедия Русской мысли. Том 19
Энциклопедия русской Мысли. Том 18
Энциклопедия русской Мысли. Том 16
Энциклопедия русской Мысли. Том 15
Энциклопедия Русской Мысли. Том 14
Энциклопедия Русской Мысли. Том XIII
Украинская секция Русского Физического Общества
Санкт-Петербургская секция Русского Физического Общества
Иркутская секция Русского Физического Общества
Новосибирская секция Русского Физического Общества
Катрен 12. ГМО - ГЕНОФАШИЗМ
Водородное топливо Юрия Краснова
Алиев А.С. Российская астрономия. Часть 2. - 2011г.
Жигалов В.А. Уничтожение торсинных исследований в России
ЭРМ 12: Колесников И.В. Природа глобальных катаклизмов. - 2010 г.
Алиев А.С. Российская астрономия. - 2010 г.
Открытое Заявление Президента Русского Физического Общества Родионова В.Г. Президенту Российской Федерации Медведеву Д.А.
ЭРМ 11: Оше А.И. Поиск единства законов природы (Инварианты в природе и их природа). - 2010 г.
ЭРМ 10: Петракович Г.Н. Биополе без тайн. Сборник научных работ. - 2009 г.
ЭРМ 1: Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. Том 1. - 1993 г.
ЭРМ 6: Хачатуров Е.Н. Элиминация значительной части ДНК... - 1995 г.
ЭРМ 3: Иванов Ю.Н., Иванова Н.М. Жизнь по интуиции. - 1994 г.
ЭРМ 4: Гудзь-Марков А.В. Индоевропейская история Евразии. Происхождение славянского мира. - 1994 г.
Два открытия
Официальный доклад Аполлон-11. Лунные карты составлены безграмотно
Ральф Рене. Как NASA показало Америке Луну
НЛО: соседи по Солнцу.16.05.2011
Бутусов. Раджа Солнце. Глория. 9.01.2012
Катрен 18. Технология спаивания
Фильм С. Веретенникова
Энциклопедия русской Мысли. Том 17

Ссылки:

rodionov@rusphysics.ru - ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА "ЖУРНАЛ РУССКОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ МЫСЛИ"
Главный редактор Родионов В.Г.
Денежные пожертвования направлять в Сбербанк РФ на карточку № 63900240 9014875013.


Rambler's Top100