“Salus populi suprema lex est”
Международная общественная организация

1872 - 2019

Russian Physical Society, International

Международная общественная организация Русское Физическое Общество (сокращённо – РусФО, RusPhS) - добровольное объединение учёных, инженерно-технической интеллигенции, изобретателей, предпринимателей для совместной интеллектуальной и научно-практической деятельности в области естествознания, - науки о природе.
Научная цель: построение единой физической картины мира и поиск основной целевой функции человечества.

Тихонов А.С. Проблема причинности во взаимоотношениях души и тела (фрагменты автореферата докторской диссертации). (ЖРФМ, 2015)

ПРОБЛЕМА ПРИЧИННОСТИ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ДУШИ И ТЕЛА

(фрагменты автореферата докторской диссертации)

 

Тихонов А.С. (г. Чебоксары, Россия)

 

 

 

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Душа и тело в истории философии 20

1. Основные философские направления о проблеме души и тела 20

2. Теории параллелизма и взаимодействия души и тела в истории психологии и философии 38

3. Иррационалистическое освещение взаимосвязи души и тела в зарубежной психосоматике 50

4. Обзор точек зрения в отечественной философии 56

Глава 2. Субъективная реальность и объективные средства ее обеспечения 78

1. Феномен субъективной данности психики в условиях элиминации нейродинамических средств его обеспечения 78

2. Психика и информация 90

Глава 3. Механизмы причинного воздействия психического на жизнедеятельность организма 115

1. Рефлекторная «канализация» воздействия психического явления на телесное 115

2. Научно-материалистическое понимание причинности, обеспечивающей воздействие психики на жизнедеятельность орга-низма 134

3. Социальная проекция действительности морально-психи-ческого фактора в жизнедеятельности организма 154

Глава 4. Теоретико-методологическое обоснование природы причинности во взаимосвязи духовно-телесных реальностей 175

1. Активность психики в контуре нейродинамики мозга 175

2. Духовная (субъективная) репрезентация и скрытая за ней материальная структура отражения 189

3. Внешняя обусловленность и внутренняя генерация психи-ческой активности 195

4. Идеальность и действенность психики 206

Выводы 224

Заключение 227

Список литературы 229

 

 

  • ·Основные философские направления о проблеме души и тела
  • ·Феномен субъективной данности психики в условиях элиминации нейродинамических средств его обеспечения
  • ·Рефлекторная «канализация» воздействия психического явления на телесное
  • ·Активность психики в контуре нейродинамики мозга

 

Введение к работе

 

Актуальность проблемы исследования.

Проблема взаимодействия духовного и материального, психического и телесного является одной из древнейших проблем. Она представляет собой составную часть всякого философского мировоззрения, основного философского вопроса об отношении сознания к бытию.

История знает много форм решения этой проблемы. Среди них главными являются материалистическая и идеалистическая. История разрешения этой проблемы есть история борьбы между материализмом и идеализмом, монизмом и дуализмом. В работе дано краткое освещение истории основного вопроса философии (об отношении духа и тела), истории борьбы между двумя принци-пиально разными течениями в философии.

Исследование подчинено задачам раскрытия внутренних «механизмов» воздействия духовного на телесное, психического на материальную жизнедеятельность организма.

Между духовным и телесным происходит взаимодействие, а не только воздействие одного на другое. История философии и медицины показывает, что острой проблемой в этом взаимодей-ствии является именно воздействие.

Для научного понимания «силы воздействия духа на тело» необходимо реконструировать понятие духа, приводя его в соответствие с причинностью, освещаемой на современном этапе развития фундаментальной науки. С этой целью значительное внимание в работе уделяется проблеме взаимоотношения психики и мозга.

Актуальность исследуемой проблемы продиктована теорети-ческим конфликтом, сложившимся между медицинской практикой и философской теорией, постулирующей фундаментальную демар-кацию между духовными и телесными реальностями. Сложилась довольно парадоксальная ситуация во взаимоотношениях между медицинской психологией и догмами философского дуализма: первая обосновывает и доказывает, ссылаясь на практические наблюдения и эксперименты, эмпирическую достоверность воз-действия души на тело как «сила на силу». Многие философские течения, в том числе и диамат, оставаясь на позиции немате-риальности души, не признавали причинную связь между духов-ными и телесными реальностями. Как правило, философы закрывали глаза на реальные медицинские факты, прикрываясь постулатом: «нематериальное не может быть причиной матери-ального, ибо между ними нет никаких точек соприкосновения». Более радикальные философы, особенно из числа диаматчиков, пытались выйти из положения путём неоправданной деформации философских категорий и положений.

В последние годы научная общественность страны чётко и ясно осознала актуальность проблемы здорового образа жизни на общегосударственном уровне. Разумеется, что эта проблема, глав-ным образом, имеет прямое медицинское назначение. Однако при ближайшем рассмотрении задача, поставленная Правительством России, не исчерпывается её медицинским освещением и прак-тическим воплощением в жизнь страны. Проблема многогранна. В её решение должен быть вовлечён целый комплекс научно-исследовательских программ. Кроме медико-биологического под-хода, проблема нуждается в глубоком изучении социальных её аспектов. Здоровье обеспечивается не только нормальным физио-логическим функционированием организма. Человек характери-зуется широким спектром духовного образа жизни, способами оказать существенное влияние на здоровье.

 

Решение таких масштабных практических задач требует серьёзного философско-теоретического исследования.

Во имя сохранения «чистоты» теоретических доктрин фило-софы, имея права идеологического давления, сделали всё, чтобы умолчать о реальных фактах, доказывающих силу духовного воз-действия на тело.

Так как философская общественность мало или совсем не осведомлена в подобных фактах, автор счёл необходимым позна-комить читателя данными медицины, оставшиеся в своё время за кулисами идеологического пресса.

 

Степень разработанности проблемы.

Проблема души и тела представляла живой интерес фило-софов с древнейших времен. В диссертации историческим истокам посвящена первая глава. Главным образом в ней представлена ис-тория материалистического решения основного вопроса филосо-фии. Имена выдающихся философов озвучены в специальном параграфе первой главы. Так как тема данной работы посвящена, во-первых, истории решения проблемы в отечественной философии применительно к освещению методологических основ медицины, психологии и физиологии, и, во-вторых, истории становления ней-ронауки в плане реформирования её концептуальных положений, пригодных к решению «парадокса», вызванного совмещением двух «несовместимых» определений – идеальности и причинно-действенности психики.

В более узком плане диссертация посвящена анализу мето-дологической дискуссии в отечественной философии и биологии, развернувшейся после сессии двух академий: Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, состоявшейся в 1950 г. Казалось бы, дискуссия ушла далеко в историю, но она предста-вляет живой интерес не только в историческом плане, но и в плане необходимости возврата к теоретическим проблемам, не получив-шим удовлетворительного решения в годы тоталитарного режима.

В дискуссии, не получившей своего теоретического завер-шения, участвовали: В. М. Архипов, А. В. Антонов, Н. П. Антонов, Е. И. Бойко, Б. В. Беляев, А. В. Булыгин, Л. М. Веккер, С. И. Гальперин, Ф. И. Георгиев, Д. И. Дубровский, В. Д. Евстратов, А. М. Иваницкий, Э. В. Ильенков, Ф. Ф. Кальсин, В. Ф. Кивенко, В. М. Ковалгин, В. Н. Колбановский, Л. П. Кузьмина, В. Н. Куликов, М. П. Лебедев, В. А. Лекторский, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, В. И. Мальцев, Н. В. Медведев, Ф. Г. Михайлов, Д. Л. Мишахин, М. Р. Мочендович, В. Н. Мясищев, В. В. Орлов, П. М. Рубинштейн, С. Л. Рубинштейн, Е. Н. Соколов, В. Г. Спиркин, Э. З. Феизов, М. А. Хромов, В. Н. Чекалин, Е. В. Шорохова и др.

После сессии двух академий – Академии наук СССР и Ака-демии медицинских наук СССР – развернулась острая дискуссия по проблеме взаимосвязи психических явлений с физиологическим процессами, происходящими в мозгу человека. Многие участники дискуссии, решая проблему, исходили из единой философской методологической платформы – диалектического материализма. Пёстрое разнообразие точек зрения показало трудности решения проблемы, оставаясь лишь в рамках общефилософских положений. Выяснилась необходимость разработки методологии, занимающей промежуточное положение между «чисто» философскими и естест-веннонаучными знаниями.

Выявилось серьёзное «белое пятно», когда дискуссанты за-тронули вопрос о том, каким образом духовное, нематериальное начало оказывает очевидное причинное воздействие на телесные, материальные органы организма. Материализм не может прене-бречь эмпирически достоверными положениями, известными из области медицины, психофизиологии и общественной жизни. Образовался методологический вакуум, требующий перебросить логический мост между философской доктриной и эмпирическими данными, не укладывающимися в рамки первичности материи и вторичности сознания. Особенно кризисное положение сложилось в понимании методологической эффективности признания нема-териальности, то есть идеальности сознания. Простейшим выходом из положения явилось смелая, но зато голословная позиция, согласно которой сознание не идеально, а материально (В. М. Архипов, Ф. Ф. Кальсин). Можно считать это исключением. Большинство специалистов исходило из признания психики иде-альной, а тело – материальным.

Как философы-материалисты, так и психологи, опираясь на общепризнанное определение сознания как функцию мозга, пыта-лись подогнать психическое и физиологическое под единую фор-мулу вопреки их философской демаркации, позволяющую вклю-чить в цепь причинных событий нематериальное начало. Но позже стало известно, что это просто невозможная вещь.

Парадоксальная ситуация, сложившаяся в определениях иде-альности и действенности сознания, вызвала к жизни обилие точек зрения в нашей психологической и философской литературе. Большинство авторов, втянутых в дискуссию, потратило огромное усилие и остроумие на совмещение «психического» и «нервного» таким образом, чтобы одновременно оправдать как определение «идеальность», так и определение «действенность». С этой целью среди претендентов на решение проблемы большое распростране-ние получила формула «психическое есть одновременно идеальное и нервно-материальное». Эклектическая природа этой формулы вскоре стала прозрачной и, вследствие чего, неприемлемой. Дискуссия, начавшаяся очень бурно, постепенно потеряла свою остроту, хотя и не завершилась.

Тупиковое положение, в котором оказалась дискуссия тех времён, объясняется бесперспективностью методологии, основан-ной на жонглировании «чисто» философскими абстракциями.

Выход философской методологии на эмпирическую арену требовал проложить логический мост, способный связать высшую форму абстракции с её эмпирической базой. Появилась надобность найти логический аппарат, играющий роль промежуточного звена. Тупиковая ситуация, сложившаяся в рамках чисто философского осмысления проблемы, может быть разрешена путём смены пара-дигмы. Это значит, что термины «материя» и «сознание», «матери-альное» и «идеальное» должны перевестись на новые ментальные рельсы. Такие возможности содержатся в методологическом аппарате теории информации. Такие участники дискуссии как С. Л. Веккер, Д. И. Дубровский, Э. З. Феизов, А. М. Иваницкий сделали первые шаги к использованию теоретического аппарата из новой парадигмы.

Наша задача заключается в том, чтобы решить ряд проблем биологии и медицины, пользуясь достижениями нейронауки и теории информации.

Объектом исследования выступает взаимосвязь духовной и материальной сфер жизнедеятельности организма. Предметом явля-ется механизм каузального воздействия духовного на телесное, психического – на жизнедеятельность организма.

Цель и задачи исследования: раскрыть внутренние «механиз-мы» причинения духовного на телесное, психического на органи-ческое. Для достижения избранной цели: 1) проанализировать лите-ратурные источники, известные с именами выдающихся философов, врачей и психологов; 2) определить основные кон-цептуальные направления в истории философии, раскрыть необходимость логической реконструкции смены парадигмов; 3) показать связь философских концепций с развитием теоретической медицины и биологии; 4) обосновать предлагаемую концепцию причинности, обеспечивающей воздействие психического на телес-ное; 5) обосновать соответствие авторской теоретической концеп-ции достижениям современного естествознания.

 

Методологические основания исследования.

 Автор руководствовался следующими методологическими принципами:

– объективности, вытекающий из потребности экстраполя-ции научного решения основного вопроса философии (материи и сознания) на обсуждаемую проблему;

– логико-теоретическими следствиями, реализующими ос-новные принципы научного познания: системности, историзма, причинности, восхождения от абстрактного к конкретному, един-ства эмпирического и теоретического, необходимое для органи-зации накопленного материала и придания ему формы академи-ческих выводов.

 

Научная новизна.

Показано, что проблема, просматриваемая в историческом разрезе, хотя и не нова, (1) нуждается в последовательном систематическом освещении с позиции достижений современного естествознания. Отмечено, что обсуждаемая проблема раньше освещалась более языком афоризмов и в стиле метафорического описания, то теперь – после появления более строгого стиля – (2) научно-теоретического способа освещения – она приняла форму острой теоретической дискуссии о соотношении двух категорий реальностей.

Обилие точек зрения о взаимосвязи души и тела продик-товано, во-первых, плюрализмом философских течений, каждое из них исходило из постулатов, присущих только для данного тече-ния. Отмечено, что серьёзные расхождения (3) в семантике терми-нологического состава послужили серьёзной помехой во взаимо-понимании философов друг друга, особенно в тех случаях, когда философы разделились на идеалистов и материалистов.

Учитывая печальную историю дискуссии отечественной науке конца XX века относительно души и тела, сложившегося методологического тупика, автор решил заменить не оправдавшую себя парадигму оперирования классическими терминами на иную, позволяющую обсуждать тему на когнитивной «площадке» мето-дологии семантической теории информации.

Другой не менее серьёзной помехой, во-вторых, послужило (4) понимание причинности, исходящего из механистического мировоззрения. Спасло судьбу проблемы лишь появление в XX веке информационной концепции причинности. Выяснено, что решению проблемы препятствовало онтологизация феномена духовности (идеальности), присущего психическим явлениям. Показана необходимость различения между двумя проекциями единых мозговых процессов: субъективной и объективной.

Предпринято освещение (5) содержания темы в новых терминах, близких к сути реализации поставленных задач. Сделана оправдавшая себя попытка перебросить логико-методологический мост между философской теорией соотношения материи и соз-нания и решением поставленной проблемы на естественнонаучном и эмпирическом уровнях. Решена главная задача перехода от философского освещения проблемы к методологическому решению причинности, лежащей в основе воздействия духовного на телес-ные процессы.

Семантическая и информационная концепция использована для преодоления логических и методологических тупиков, порож-даемых онтологизацией субъективной реальности, данной в интро-спекции.

 

Положения, выносимые на защиту.

1. Эмпирическая (наблюдательная и экспериментальная) достоверность воздействия духовного на телесного (материальное) получила всеобщее признание главным образом в естественных науках о природе человека. Философская дискуссия вокруг про-блемы спровоцирована теоретической парадоксальностью взаимо-действия двух несовместимых реальностей: духовной и матери-альной.

2. Возникла потребность в адекватном логико-философском осмыслении вопроса о том, каким образом перебросить мост между такими «несовместимыми» реальностями как нематериальный и материальный. В работе проводится новая интерпретация отраже-ния, способная стирать обоюдные грани между вышеуказанными реальностями. Для этой цели, во-первых, уточнено отношение духовного и материального в двух планах: отношение духовного (души) к телу, то есть организму, работающему, главным образом, в энергетическом режиме, и к материальным процессам, происхо-дящим в мозгу, в органе, непосредственно обеспечивающим ду-ховно-психические процессы. Причинное объяснение воздействия одного явления на другое невозможно без чёткого различения объективного феномена психического и мозговых средств репре-зентации материальных процессов.

3. Отражение, через который перебрасывается мост между феноменом действенности и нейродинамическими механизмами его обеспечения, имеет в своей структуре две объективно реальные стороны: 1) феномен репрезентации объекта (стимула) в субъек-тном образе и 2) материальные элементы (нейрофизиологические коды), интеграцией которых формируется структура отражения. Вышеуказанные две стороны отражения по-разному проецируются, во-первых, на феномен субъективной реальности, данной человеку в интроспекции, и, во-вторых, на субъективно невидимую композицию материальных (нейродинамических) элементов, моделирующих объекты внешнего мира.

4. Воздействие духовного (психического) на телесные про-цессы каузально возможно лишь в том случае, если субъективный (репрезентативный) феномен не является самодостаточной (инва-риантной) реальностью, а представляет собой лишь одну из проекций структуры отражательного процесса, осуществляемого мозговыми средствами. Феномен субъективности сам по себе не может иметь статуса быть причиной чего-либо. Фундаментальной ошибкой прошлого является онтологизация этого феномена.

Ошибка проистекает из всеобщей иллюзии отсутствия мозга (элиминации мозговых механизмов) в интроспекции. Теперь мы имеем возможность наблюдать эти «механизмы» объективно, например, в биоэлектрических записях, используемых в психофи-зиологических экспериментах. Верно, что нейродинамика, лежащая в основе психики, не дана в самонаблюдении, но зато представлена объективно в физиологической индикации внутренних процессов.

5. Диссертационная концепция основана на экстраполяции природы и структуры информационной причинности на проблему воздействия духовных факторов на деятельность организма. Информация как семантическая репрезентация сообщения не может существовать само по себе. Она передаётся, записывается и принимается лишь благодаря сигналам. В качестве сигналов вы-ступают физические, химические и биологические агенты. Инфор-мационная причинность в своей сущности означает перенос упоря-доченности от одного объекта к другому (от души к телу). Свойство упорядоченности не может быть сведено к веществу, энергии и массы. Также обстоит дело с психикой, наделённой свойством духовности, нематериальности.

 

Теоретическая и практическая значимость исследования. Проблема взаимосвязи психического и телесного не является чисто эмпирической, узконаучной. В настоящей работе она затрагивается и как философская и методологическая проблема биологии и медицины. Врачи считают, что существуют органические заболе-вания, вызываемые исключительно психическими факторами. Их называют психогенными. Врачебная практика показывает, что психические переживания не только усиливают или задерживают функции внутренних органов, но и выводят их из равновесия, нарушая нормальную жизнедеятельность организма. Исходя из этого твёрдо установленного факта, врачи в своей лечебной прак-тике пользуются не только фармакологическими, но и психоло-гическими средствами.

Пренебрежение психологическими факторами телесного заболевания привело к лечебному кризису в медицине. В эпоху развития и расцвета научной медицины «внутренняя картина болезни» не случайно была официально исключена из круга интересов врачей как область иррационального, вызывающей недоверие и скептицизм.

«Врачи тела» спрашивали, как исследовать то, что «нельзя ни разрезать, ни подвергнуть химическому анализу, ни положить на предметное стеклышко микроскопа»? Определённое отставание в развитии психологии в настойчивых поисках точного, естествен-нонаучного метода исследования больного способствовали извест-ному снижению престижа психологического подхода к больным, страдающим, например, псевдоорганическими симпотомами.

Эмоциональным нарушениям должна быть отведена в клинике внутренних заболеваний значительно большая роль, чем это делалось до сих пор, что нет соматических болезней без вытекающих из них психических отклонений, как нет и психи-ческих заболеваний, изолированных от соматических.

Нарастающая разобщённость между психиатрами и предста-вителями других клинических дисциплин ещё более, чем во вре-мена Сократа и Платона, противопоставила «врачей тела», произ-водящих объективное исследование человеческого организма, «врачам души», ставшими узкими специалистами, ограничивали себя анализом или гаданием о странных изменениях, происходящих в глубине души больного. Душевная болезнь – это не только болезнь души, но и тела.

История медицины свидетельствует о том, что философская интерпретация психики лишь как нематериального, призрачного мира отозвалась в практической жизни довольно печально. Субъек-тивный мир личности не ограничивается лишь информированием о происходящем в объективном мире, но и о мире, расположенным под сознанием. Казалось бы, субъективное настолько субъективно, что оно не может соприкасаться с процессами, происходящими в телесной организации. Наблюдения и факты говорят о противопо-ложном. Только философия, опирающаяся на дуализм, настаивает на отчужденности «нематериального» от материальной телесной организации.

Наша задача заключается в противоположном: субъективный мир человека обращён не только к внешнему миру, но и к миру, расположенному внутри себя. Он включается в цепь причинных связей не в качестве феномена субъективности, а в качестве, как будет показано ниже, процессов, осуществляемых нейродинамикой мозга.

Философская интерпретация проблемы неотделима от научно-теоретического её обоснования. Известно, что практическое приложение теории имеет большой диапазон потребности в об-ласти психотерапии. В последние годы большое значение прида-ётся роли социально-психологических факторов в оздоровлении общества. Существует настоятельная потребность в теоретическом обосновании идеи социально-культурного просвещения. Положе-ния, изложенные в работе, вселяют убеждение в реальности ле-чения больных, страдающих органическими заболеваниями, духов-но-психологическими средствами.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования представлены автором на межрегиональной научной конференции, посвящённой творчеству Э. З. Феизова; на VII республиканской научно-практической конференции «Социально-экономическое развитие Чувашии: тео-рия и практика» (Чебоксары, 2007 г.); на Всероссийской научно-практической конференции «Организация педагогического процес-са в условиях регионально-национального образования» (Чебокса-ры, ЧГПУ, 2008 г.); на Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы формирования личности учителя в условиях регионально-национального образовательного простран-ства» (Чебоксары, ЧГПУ, 2008 г.); на научно-практической конференции студентов и преподавателей Чебоксарского института экономики и менеджмента (филиала) СПбГПУ (Чебоксары, ЧИЭМ СПбГПУ, 2009); на Всероссийской научно-практической конферен-ции «Педагогический процесс и проблемы его организации» (Че-боксары, ЧГПУ, 2009).

Структура диссертации состоит из «Введения», четырёх глав, заключения и библиографического списка использованной литературы. Содержание определено логикой и целью исследо-вания и отражает последовательность концептуального решения поставленной проблемы.

 

Основные философские направления о проблеме души и тела

Проблема соотношения телесного (физического) и психи-ческого имеет огромную историю. По-своему она решалась древ-ними философами-материалистами. Так, например, в древней Ин-дии черваки рассматривали сознание как модификацию четырёх элементов: земли, огня, воды и воздуха. Они пришли к выводу, что «материя может мыслить» [226; 233-235]. Древнегреческие материалисты Анаксимандр, Анаксимен и Анаксагор сказали, что «природа души воздухообразна» [31; 16]. Гераклит рассма-тривал психику как результат взаимопревращений элементов материи [164, ч. И; 154]. Наивный материализм достигает в лице Демокрита, Эпикура, Лукреция Кара своего высшего развития: Развивая идеи Гераклита, они дополнили её атомистической концепцией. Душа – это «огнеподобное сложное (соединение) умопостигаемых (телец), имеющих сферические формы и огненное свойство» [165; 275]. Другой представитель атомизма, Эпикур; открыто противопоставлял свой материализм идеализму:

«... говорящие, что душа бестелесна; говорят вздор». «Душа есть состоящее из тонких частиц тело» [296; 190]. Борьбу «линии Демокрита» против «линии Платона» продолжил Лукреций Кар. По его мнению, душа не противоположна телу, она так же, как и тело, материальна [188, ч. III; 161-162].

По мнению Аристотеля, ощущение немыслимо без внешне-го ощущаемого объекта, а также оно немыслимо и без ощущаемого тела. Душа осуществляется только в теле. Он сравнивал отношение души и тела с отношением воска и изображения на нём. Это говорит об оригинальной попытке философа применить к решению психофизической проблемы теории отражения [15; 36-37].

Аристотель преодолел односторонний онтологизм своих предшественников и современников. Он опроверг точку зрения субстанциальности сознания [15; 4,41-42].

Однако Аристотель колебался между материализмом и идеа-лизмом и при решении психофизической проблемы.

Проблема влияния души на тело для древних материа-листовv не представляла особой трудности. Для большинства их, придерживающегося субстанциальной точки зрения, влияние души на тело означало лишь влияние одних видов материи на другие. Только взгляды Аристотеля отличаются динамичностью. Для него такое влияние означало воздействие одних функций тела на другие [15; 23].

После Аристотеля наиболее интересным является решение проблемы души и тела, данное Спинозой. С именем Спинозы свя-зана особая концепция в истории материализма – так называемая атрибутивная точка зрения (ниже эта концепция разбирается специально и подробно).

Материализм, рассматривающий сознание как атрибут мате-рии, в эпоху господства механистического мировоззрения сменяет-ся материализмом, рассматривающим сознание как механическое движение материи. Выступая против декартовской духовной субстанции, Гоббс рассматривал сознание как движение в мозгу, возбуждаемое внешними причинами [78; 65, 444]. Так как ему было известно только механическое движение, поэтому и ощущение он рассматривал лишь как внутрителесный механический процесс [78; 40].

Смелую гипотезу выдвинул Гартли. По его мнению, мыш-ление есть результат колебательных движений в мозгу. Вибрации мозга, сопровождаемые явлениями сознания, подчиняются обще-природным законам, в частности, законам механики. Свойства механичности и повторения, присущие ассоциациям, характеризу-ют не сущность духа, а сущность тела. Гартли решил психо-физическую проблему более эмпирически, чем философски. Его учение представляет собой естественнонаучный материализм.

Французские материалисты XVIII века, развивая атрибу-тивную точку зрения, пытались преодолеть недостатки сведения сознания к механическому движению [134], [67], [80], [93].

Наиболее последовательным среди французских материалис-тов в вопросе о соотношении материи и сознания был Дидро. По словам В.И. Ленина, он рассматривал сознание не как движение материи, а как свойство движущейся материи. Решая психофизи-ческую проблему с позиции материалистического монизма, он показал также и гносеологическую сторону этой проблемы, то есть зависимость сознания от воздействия внешнего мира. «Чтобы мыслить, мозгу необходимы объекты так же, как они необходимы глазу, чтобы видеть» [93; 107].

Из всех домарксовских материалистов наибольшее внимание к проблеме духовного и телесного уделил Фейербах. Он пытался преодолеть ограниченность атрибутивной точки зрения. Для него душа, хотя и не есть тело, но она не бестелесна. «... духовная деятельность есть телесная, есть головная работа...» [273; 662]. Фейербах не мог подняться на уровень методологические непро-тиворечивого решения проблемы души и тела. Нельзя согласиться с ним, когда он писал, что духовная деятельность «... отличается от других родов деятельности только тем, что она есть деятель-ность иного органа...» [273; 662]. Это положение недостаточно для последовательного материализма, ибо оно заслоняет гносеоло-гическую противоположность материи и сознания. Рассматривая сознание с двух сторон: со стороны субъекта и со стороны объекта, Фейербах называл сознание с первой стороны нематериальным, а со второй – материальным, в частности, физиологическим. Разу-меется, такой подход к предмету исследования ставит его в зави-симость от точки зрения, не может считаться объективным. У Фейербаха есть меткие выражения об отношении сознания и материи, в особенности, к мозгу.

 

Феномен субъективной данности психики в условиях элиминации нейродинамических средств его обеспечения

 

Для последовательно научного решения проблемы соотно-шения духовного и телесного и, в свою очередь, психического и нейрофизиологического необходимо вначале раскрыть гносеоло-гические корни иррационального понимания психики как «над-стройки» над первым процессом.

Изучение материалов, дискуссии по проблемам соотношения психического и нейрофизиологического показывает, что понимание психики как «надстройки» над физиологическим обусловлено не-правильным перенесением гносеологического учения о матери-альном и идеальном на соотношение психического и физиоло-гического.

В предыдущем параграфе было показано, что идеальное берётся в гносеологии в абстрактной форме, то есть гносеология отвлекается от элементов, из которых строится образ и пред-ставляет образ как «чисто» идеальное образование, «очищенное» от материальных процессов. Разумеется, это нельзя понимать в том смысле, что гносеологический подход является ошибочным. Разделение действительности на идеальное и материальное и противопоставление их в гносеологии совершенно необходимая вещь. Однако нельзя забывать то, что онтологический подход не сводится к гносеологическому подходу. Дуализм как потенциаль-ная опасность всеобщего гносеологического разделения действи-тельности на материальное и идеальное преодолевается онтоло-гическим учением материалистического монизма.

Психическое является многогранным процессом; и его нель-зя сводить к абстракции идеального. Есть настоятельная необ-ходимость различать абстракцию и эмпирическую реальность сознания. Пережитки параллелизма в нашей литературе есть результат подмены эмпирической реальности сознания его гносео-логической абстракцией. Понимание идеального как особой ре-альности нельзя прямолинейно перенести на понимание психического в его отношении физиологическому. Известно, что гносеологическое «обособление» идеального от материального неравнозначно онтологическому обособлению психического от нейрофизиологического.

Одним из очевидных гносеологических корней обособления психического от физиологического является самонаблюдение.

Как известно, идеалисты для доказательства особой реаль-ности сознания, его обособленности от мозга ссылаются обычно на самонаблюдение, в котором человек не может усмотреть, заметить «ни одного атома и вообще никакого движения материи» (Л. Лопатин, Г. Челпанов). Нет никакого сомнения, что в самона-блюдении мы не можем воспринимать материальной функции мозга. Это обстоятельство метко замечено ещё Л. Фейербахом. «При алкании пищи и наслаждении пищей, – писал Л. Фейербах, – я не знаю ничего о желудке; при ощущении, как таковом, как оно служит предметом психологии, не знаю ничего о нервах; при мышлении, как таковом, не знаю ничего о мозге» [273, т. 1; 212]. Подтверждая реальность этих данных интроспекции, философ отмечает субъективность, иллюзорность этой интроспективной видимости. По его мнению, «... заключать из этого субъективного отсутствия нервов и мозга об объективном, лишённом само по себе мозга и нервов, – ... это значило бы то же самое, как если бы я из того факта, что я не знаю из себя самого, что я имею родителей ... желал бы заключить, что я происхожу от себя самого...» [273, т. 1; 212].

В самонаблюдении человек действительно не в состоянии отличить субъективное от мозгового и наоборот. Они иллюзорно «воспринимаются человеком как тождественные, неразличимые [273, т. 1; 214]. Поэтому в психологии субъект и объект тож-дественны, ибо «психологическим объектом служу я самому себе» [там же].

Познание психики путём «поворачивания» сознания на соб-ственные переживания имеет огромную давность. Основные поня-тия психологии в прошлом абстрагированы от этой эмпирической реальности, данной интроспективным методом. Эти понятия здрав-ствуют и в настоящее время, и, благодаря «инертности» языковых средств, они входят в терминологию современной науки.

Противопоставляя идеальное материальному, идеалисты го-ворят, что ощущение холодного не холодно, ощущение тяжёлого не тяжело, ощущение сладкого не сладко, «глубокая» мысль не имеет пространственной-глубины. На самом деле, эта аргументация не является безупречной. Такая характеристика сознания предполагает наблюдения его извне как всякого материального объекта.

К сожалению, сознание недоступно известным пяти органам чувств, и поэтому не может быть объектом такого внешнего созерцания: Сознание доступно только его обладателю. Оно пере-живается нами как созерцание внешнего мира. Чтобы узнать «тяжесть», «температуру», «глубину» сознания, необходимо снача-ла «материализовать» его, а потом превратить в объект восприятия и измерения.

 

Рефлекторная «канализация» воздействия психического явления на телесное

 

Проблема влияния «духа» на «тело», психического на телесное впервые получила естественнонаучное объяснение как в учении о высшей нервной деятельности, так и в теории информации. После того, как И.П. Павлов создал цельную систему физиологии мозга, перед ним встала задача объективного детер-министического объяснения явлений «психосоматического» взаи-модействия. Как последовательный материалист, он рассматривал объект своего изучения, психику, как всякое другое природное явление, происходящее во времени и пространстве.

И.П. Павлов утверждал, что деятельности всех внутренних органов регулируется высшим корковым процессом. Эксперимен-тальные данные современной кортико-висцеральной физиологии полностью подтвердили его теоретическое положение. Эти данные говорят о том, что переменное воздействие нервных импульсов (в которых закодирована психическая информация) на соматические процессы осуществляется по «каналам» рефлекторных механизмов деятельности организма с обратной связью.

Рефлекторная концепция представляет собой прошлое физи-ологической науки. Позже она была преобразована в мозговую функциональную систему, связанную с именем школы П.К. Ано-хина. Если раньше в школе И.П. Павлова оперировали терминами «очаги торможения» и «очаги возбуждения», действующих в пространстве всего мозга, то теперь те же самые физиологические процессы обозначаются в терминах электрических импульсов, циркулирующих в нейронных сетях. На арену истории встали две парадигмы освещения физиологии работы мозга: павловской – рефлекторной, и после-павловской – электрофизиологической. Если первая школа исследовала физиологические механизмы в глобальном масштабе всего организма, зато вторая – процессы, происходящие локально в отдельных нервных сетях, в отдельных частях мозга.

Противоречат ли эти школы друг другу? Разумеется, нет. Наоборот, они призваны дополнять друг друга.

Появившиеся в печати критические замечания по адресу павловской школы следует считать недоразумением. Такая практи-ка не принимает во внимание логики развития научной мысли. Верно, что смена парадигм не происходит гладко, безболезненно. Но это не составляет основания для огульной критики прошлого. Можно понять психологов, выступающих против сведения слож-ных психических феноменов к схеме рефлекторных актов. Такая схема необходима для описания взаимосвязи психики с деятель-ностью организма в его целостности. Рефлекторный каркас, объе-диняющий бесчисленное многообразие жизнедеятельности орга-низма, должен сохраняться при всех переменах и сменах научных парадигм.

Нет основания экстраполировать рефлекторную схему на всё происходящее в рамках человеческого сознания. В данном иссле-довании не затрагивается вся мыслимая сложность психической жизни человека. Одной из простейших функций психики является запуск цепи рефлекторных актов, в том числе какие-то аспекты жизнедеятельности организма.

Открытие условнорефлекторной связи коры со всеми висце-ральными функциями организма является величайшим достиже-нием в естествознании. Проблема влияния психического на сома-тическое получила в нём естественнонаучное и материалистическое объяснение,

В лабораториях К.М. Быкова и его сотрудников установ-лено, что кора головного мозга оказывает условнорефлекторное действие на все функции внутренних органов. Внутреннее «хо-зяйство» организма имеет двухстороннюю связь с корой больших полушарий: импульсы, содержащие определённую информацию, идут как от внутренних органов к коре, так и от коры к этим органам. Благодаря этим связям происходит корковая регуляция внутренних органов. Пользуясь методом условных рефлексов, К.М. Быков и его школа получили образование условной связи между раздражителями внешнего мира и функциями внутренних органов. Академик К.М. Быков поставил такой опыт. От почек выводились наружу трубочки – мочеточники. Под действием метронома в прямую кишку вводилось небольшое количество воды. Вода постепенно всасывалась и начинала выделяться почками через искусственные трубочки. В результате многократного сочетания условного сигнала с безусловным раздражителем образовался условный рефлекс. Теперь жидкость стала выделяться в ответ на действие метронома.

А.И. Израэль установил, что один лишь звук кавалерийской трубы, мобилизующий лошадей на пробег, уже после 4-5-кратного сочетания вызывал в них точно такие же изменения сахара и молочной кислоты в крови, какие обнаруживались после 3 км пробега.

Слоним и Ольнянская показали, что можно выработать условный висцеральный рефлекс на обстановку. Они помещали собаку в специально обставленную комнату с высокой темпе-ратурой. В ответ на это у собаки понижался лёгочный газообмен, появлялась одышка, падала температура и т.д. В результате много-кратного повторения этой процедуры у собаки появилась условная обстановочная реакция. Как только собаку приводили в эту комнату, у неё появлялись все признаки одышки, понижения газообмена, хотя температура в комнате была снижена на 20. На психологическом языке эта реакция называется ассоциативной. Вид комнаты репродуцировал ощущения» и переживания, отражающие висцеральные изменения, которые были вызваны условиями повы-шенной температуры. Теперь, после упрочения условной связи, соматические изменения вызывались не только на адекватные физические агенты, но и на воспроизведение ощущений и переживаний, с которыми они были связаны в прошлом.

 

Активность психики в контуре нейродинамики мозга

 

Определение психики как надстройки над физическим базисом принципиально непригодно для объявления причинности и действенности психики. Многие материалисты осознавали это и поэтому считали, что при таком подходе психика выпадает из цепи причинных связей, обеспечивающих жизнедеятельность организма, она превращается как бы в тень, в эпифеномен (побочное явление), сопровождающий нервные процессы. Сознание «само по себе собственно ничто», а лишь суррогат мозговых функций (Гексли, Рибо, Моудсли). В.Джемс, разъясняя и критикуя параллелизм, исходящий из принципа замкнутой причинности, писал, что психика, согласно этой концепции, – пассивный спутник мозговых физиологических процессов. Она «действует» на мозг так же, как мелодия, льющаяся со струн арфы, на замедление или ускорение колебания струн, как тень пешехода на скорость шагов. Чтобы детерминировать поведение или жизнедеятельность организма, сознание должно быть наделено энергией. Но оно не располагает физически «силовыми» качествами. Поэтому физиологические процессы могут быть детерминированы только другими физиоло-гическими или физическими процессами. В. Вундт выдвинул «принцип» замкнутости естественных причин. Этот принцип устра-нил из причинного объяснения всякие нематериальные причины.

В ходе дискуссии, ведущейся на страницах отечественных философских журналов, было высказано немало интересных соображений, способствующих позитивному решению психофизи-ческой проблемы. Однако дискуссия не лишена недостатков. Одним из недостатков этой дискуссии является отсутствие специ-фического критерия, по которому можно было бы оценить состо-ятельность предлагаемого решения. Такой критерий, на наш взгляд, содержится в ответе на вопрос, каким образом психическое, будучи нематериальным, оказывает воздействие на телесные процессы. Поэтому решение проблемы, взаимосвязи телесного и психическо-го может быть удовлетворительным только в том случае, если объ-яснение воздействия идеального на материальное полностью укла-дывается в рамки материалистического понимания причинности.

В своё время диалектический материализм искал приемле-мое теоретическое объяснение тому, каким образом идеальное вписывается в цепь причинных событий, происходящих в организ-ме человека.

Существуют эмпирические факты, свидетельствующие о, достоверности причинной связи между поведением и сознанием, психикой и жизнедеятельностью организма. Эти факты могут быть теоретически поняты только в свете научно-материалистической концепции причинности. Воздействие сознания на поведение нельзя рассматривать как воздействие «силы на силу».

Широко известно, что ощущение, чувство и всякая мысль порождаются в человеке, затрагивая одновременно все материаль-но-энергетические процессы, происходящие в его организме. Доказано, например, что умственная деятельность, хотя и считается самой «отвлечённой», «неуловимой», «удалённой» и «бесшумной», оказывает влияние не только на скорость процессов дыхания» сердцебиения и т.д., но и на глубину физико-химических процессов обмена веществ, хотя много пишут о том, что «образ предмета невесом и невещественен», «мысленный образ огня не жжёт», «воображаемая еда вовсе не безразлична к реальному процессу пищеварения». Установлено, например, что воображаемая еда в определённых пределах вызывает такую же физиологическую реакцию пищеварения, как и сама пища.

Доказано экспериментально, что представление тяжести вы-зывает физиологические изменения в глубине организма, анало-гичные тем, которые вызываются реальной нагрузкой; внушённое представление «раскалённой монеты», приложенной к коже, вызы-вает органический ожог, соответствующий ожогу второй степени.

Объясняя действенность сознания, воздействия психики на жизнь организма, философы сталкивались с непреодолимыми труд-ностями. Ни для кого не секрет, что с традиционных философских точек зрения воздействие психического на телесные процессы означает влияние идеального на материальное. Признание такого воздействия выглядит в философии довольно парадоксальным: каким образом нематериальное могло-бы оказать воздействие на материальное? Признаёт ли материализм реальность такого воздей-ствия? Если да, то не противоречит ли это основным принципам материализма? Как известно, материализм считает, что материя первична, а сознание вторично, что материя существует через самое себя и не зависит от сознания. Как, объяснить доказанное практикой влияние психического на материальные процессы в организме, если оно противоречит материалисти-ческому учению о примате материи над сознанием? Признание нематериальности сознания отвечает гносеологическим принципам материализма; но в то же время оно наглухо закрывает дорогу к решению проблемы воздействия его на материальные функции организма. Признание воздействия нематериального на материаль-ное в, буквальном смысле слова равнозначно признанию чуда.

http://www.dslib.net/ontologia/problema-prichinnosti-vo-vzaimootnoshenijah-dushi-i-tela.html http://www.dslib.net/ontologia/problema-prichinnosti-vo-vzaimootnoshenijah-dushi-i-tela.html#4011051

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА ЖРФМ

 

Публикуемые фрагменты Автореферата диссертации на соискание звания доктор философских наук чебоксарского учёного Тихонова А.С. служат наглядным примером того, как в угоду офи-циальной точке зрения отсутствия у человека души как автоном-ного мыслительного органа идёт лукавая подмена понятием «пси-хика», совершенно лишённым физического смысла.

Подмена конкретно-исторического, глубокого научного тер-мина «душа» и «душевное» как проявление свойств и действий «души» – абстрактным термином «психика» является главной отли-чительной особенностью официальной мировой академической физиологии человека, включая процессы мышления.

И потом, т.н. «основной вопрос философии» в 20 веке решён трудами советских учёных таким образом, что материя и сознание – это всемирная двуединая Сущность, в которой материальное и разумное взаимопроникают друг в друга, наполняя Вселенную гар-монией и порядком! Между «материей» и «сознанием» нет никакой конфронтации, а есть гармоническое Единство! Это и есть кондовая Натуральная Философия!

Далее. Если бы наш автор хотя бы только упомянул о клас-сической работе Н.И. Кобозева «Исследования в области термоди-намики процессов информации и мышления», – М., Изд.МГУ, 1971, тогда бы у него не возникло смешения энтропийных информаци-онных процессов с принципиально безэнтропийными процессами мышления. Но тогда бы ему провалили защиту диссертации! Скла-дывается ощущение, что наш автор это прекрасно понимает, тонко лавируя в поле разрешённых штампов. (Шаг влево, шаг вправо – расстрел). Автор явно старается «быть в меру честным».

Такова цена подстраивания под существующие квазинауч-ные догмы в области онтологии, физиологии мышления.

Извращённая мировой академической наукой Физика мы-шления лишена своего научного базиса; и поэтому философам, рассматривающим онтологические вопросы человека, нужно опре-делиться: либо тернистый путь Правды, либо квазинаучный бред, то есть оксюморон («умная глупость»).

Ниже мы публикуем отдельные купюры из фундаментальной работы Николая Ивановича Кобозева, в назидание всем лукавым попыткам замолчать или извратить открытые им научные Истины.

 

Владимир Родионов 

« назад

Тайны истории: "Золотая баба" из Гипербореи. Працивилизация Руси
ЖРФМ, 2018, № 1-12 (ЖРФХО, Т.90, вып. № 2)
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 90, Выпуск № 1 (2018г.)
Журнал "Русская Мысль", № 1-12, 2018 (30), часть физическая (ЖРФХО, Том 90)
ЖРФМ, 2017, № 1-12 (ЖРФХО, Т. 89, вып. № 4)
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 89, Выпуск № 3 (2017г.)
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 89, Выпуск № 2 (2017г.)
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 89, Выпуск № 1 (2017г.)
ЖРФМ, 2016, № 1-12 (ЖРФХО, Т. 88, вып. № 4)
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 88, Выпуск № 3 (2016г.)
Шпеньков Г.П. Динамическая модель элементарных частиц. Видео лекция
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 88, Выпуск № 2 (2016г.)
Журнал Русского Физико-Химического Общества, Том № 88, Выпуск № 1 (2016г.)
Журнал "Русская Мысль", 2016, № 1-12
Энциклопедия Русской Мысли. Том 24
Энциклопедия Русской Мысли. Том 23
Энциклопедия Русской Мысли. Том 22
Энциклопедия Русской Мысли. Том 21
Армянская секция Русского Физического Общества
Энциклопедия Русской мысли. Том 20
Энциклопедия Русской мысли. Том 19
Энциклопедия русской Мысли. Том 18
Энциклопедия русской Мысли. Том 16
Энциклопедия русской Мысли. Том 15
Энциклопедия Русской Мысли. Том 14
Энциклопедия Русской Мысли. Том XIII
Украинская секция Русского Физического Общества
Санкт-Петербургская секция Русского Физического Общества
Иркутская секция Русского Физического Общества
Новосибирская секция Русского Физического Общества
Катрен 12. ГМО - ГЕНОФАШИЗМ
Водородное топливо Юрия Краснова
Алиев А.С. Российская астрономия. Часть 2. - 2011г.
Жигалов В.А. Уничтожение торсинных исследований в России
ЭРМ 12: Колесников И.В. Природа глобальных катаклизмов. - 2010 г.
Алиев А.С. Российская астрономия. - 2010 г.
Открытое Заявление Президента Русского Физического Общества Родионова В.Г. Президенту Российской Федерации Медведеву Д.А.
ЭРМ 11: Оше А.И. Поиск единства законов природы (Инварианты в природе и их природа). - 2010 г.
ЭРМ 10: Петракович Г.Н. Биополе без тайн. Сборник научных работ. - 2009 г.
ЭРМ 1: Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. Том 1. - 1993 г.
ЭРМ 6: Хачатуров Е.Н. Элиминация значительной части ДНК... - 1995 г.
ЭРМ 3: Иванов Ю.Н., Иванова Н.М. Жизнь по интуиции. - 1994 г.
ЭРМ 4: Гудзь-Марков А.В. Индоевропейская история Евразии. Происхождение славянского мира. - 1994 г.
Два открытия
Официальный доклад Аполлон-11. Лунные карты составлены безграмотно
Ральф Рене. Как NASA показало Америке Луну
НЛО: соседи по Солнцу.16.05.2011
Бутусов. Раджа Солнце. Глория. 9.01.2012
Катрен 18. Технология спаивания
Фильм С. Веретенникова "Марс как он есть"
Энциклопедия русской Мысли. Том 17
"Смерть мозга" - смерть совести!

Ссылки:

rodionov@rusphysics.ru - ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА "ЖУРНАЛ РУССКОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ МЫСЛИ"
Главный редактор Родионов В.Г.
Денежные пожертвования направлять в Сбербанк РФ на карточку № 63900240 9014875013.


Rambler's Top100